Вход


Регистрация

Забыли пароль?

Планируем конкурс!
Какой приз должен получить автор лучшей педагогической разработки года (статьи, учебного пособия и т. п.)?





Посмотреть результаты Все голосования

От редакции

Уважаемый читатель, перед вами – первый выпуск Ресурсно-информационного центра еврейского образования. В этом выпуске мы обсуждаем тему содержания еврейского образования. Вопрос содержания возник сам собой – чтобы договориться о терминах: что мы будем понимать под «еврейским образованием». Еврейское образование в наши дни многолико: оно существует в самых различных форматах и программах, решающих разные задачи. Имеют ли они общее основание? Каковы их цели? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно понять, что делает образование еврейским.

Содержание непосредственно зависит от целей, которые ставит перед собой та или иная образовательная структура. Фактически мы приглашаем вас вернуться к обсуждению давней проблемы целей еврейского образования в современной России. К этому обсуждению важно привлечь самых разных людей: от общинных лидеров и руководителей еврейских образовательных учреждений и проектов до воспитанников этих учреждений и их родителей. Наверное, большинство педагогов и руководителей думают и говорят об этом. Наверняка многие по мере сил исправляют мир вокруг. Тем более важно явить эти кулуарные откровения миру и сообща выработать стратегию, адекватную сегодняшнему состоянию еврейского образования в России. В подтверждение приведу слова наших коллег из Америки и Израиля, многие годы занимающихся вопросами еврейского образования в мире:

Без генеральной задачи образовательная система обречена быть невнятной и неустойчивой, неспособной на последовательные шаги. Она не может ни выработать механизмы эффективного функционирования, ни избежать препятствий на своем пути. Не имея ориентиров для развития, система вырождается, существует по инерции; она не в состоянии оправдать себя в мире, в который придут новые поколения нашей молодежи. Среди прочего, критики почти всегда отмечают ощущение бездуховности существующей еврейской педагогической практики, которая представляет собой простую последовательность стандартных уроков и действий вне связи с глубинами еврейского наследия и не способна убедительно донести это наследие до современной молодежи.

Стратегия, как мы ее понимаем, это не просто идеологический выбор. Она предполагает комплексное понимание и генеральную задачу. Она помещает педагогическую деятельность в сегодняшний контекст, который вытекает из прошлого и одновременно содержит ростки будущего. Чтобы их разглядеть, требуется творческое усилие и воображение. Обучение сегодня не сводится к простому воспроизводству, бездумному следованию главенствующей идеологии. Это – приглашение учеников, педагогов, семей и общин вдумчиво создавать желаемое и осмысленное будущее. Целеполагание здесь активное, а не пассивное; это призыв к сотрудничеству, чтобы восполнить недостающий потенциал. Школа или община, осознающая свою задачу, свободна как от рабски бездумной тяги к прошлому, так и от сиюминутных тенденций и открыта свободным идеалам.[1]

О концепции, идее еврейского образования у нас говорят давно. Однако по-прежнему актуальными остаются проблемы, сформулированные без малого двадцать лет назад Ильей Дворкиным:

Важнейшая проблема заключается в отсутствии хорошо продуманной и разработанной в деталях системы еврейского образования, которая включала бы концепцию еврейского образования (здесь возможно сосуществование ряда подходов), учебные программы и планы по конкретным предметам, обеспеченные учебниками, методическими пособиями и вспомогательными материалами, а также эффективные курсы обучения, переподготовки и усовершенствования преподавателей.[2]

Тринадцать лет назад Александр Львов назвал причину разнообразных проблем еврейской школы: «Сегодня никто не понимает, что же такое еврейская школа»[3]. Сегодня мы можем лишь согласиться с этим утверждением, прибавив: сегодня никто не понимает, что такое еврейское образование. Львов также приводит слова Ханы Ротман, которые могут служить эпиграфом к нынешнему выпуску: «Пришло время задавать другие вопросы: «не какой должна быть концепция новой еврейской школы», а «какой смысл в том, что существует, что уже есть». Именно отсутствие удовлетворительного ответа на этот вопрос так беспокоит учителей и организаторов образования».[4]

В свое время Михаэль Росенак (Michael Rosenak), профессор Факультета педагогики Еврейского университета в Иерусалиме, возглавлявший отдел еврейского образования в Институте Манделя в Иерусалиме, сформулировал четыре подхода к изучению иудаизма в современном еврейском образовании. На наш взгляд, эти подходы справедливы не только для предмета «традиция», но и для других предметов, составляющих еврейский цикл:

  1. Традиционный подход: «Традиция преподается так, как если бы отсутствовал кризис еврейской жизни, как если бы ученики и общество признавали авторитет норм, определяемых иудаизмом, но не соблюдали их из-за недостатка знаний или по слабости характера».[5]
  2. Интеллектуальный подход: «Учитель исходит из предположения, что для учеников этот материал чужероден, что Тора действительно регламентирует нормы повседневной жизни, но не для этих учеников, и что исторически сложилось так, что Тора предназначена для небольших групп религиозных людей. Все остальные должны изучать Тору как объект научного исследования, как историю нашей культуры в ее взаимоотношениях с другими культурами».[6] В рамках этого же подхода еврейская составляющая в образовании выражается в изучении еврейской истории, литературы, языка без осмысленной связи с применением этих знаний на практике.
  3. Культурный подход: «Данный подход фольклористичен. В его основе лежит мнение, что в еврейской традиции есть прекрасные обычаи, исполненные глубокого смысла, однако в основе такой оценки лежат критерии, находящиеся за пределами традиции».[7] При этом подходе некоторые обычаи и традиции иудаизма (подготовка к бар мицве, пасхальный седер и т.п.) соблюдаются в рамках культурного самовыражения.
  4. Этический подход, при котором главным предметом изучения становится накопленный иудаизмом огромный багаж нравственных норм. «Еврейское образование в принципе не является академическим. Его деятели считают, что главная цель знания – не овладение теорией и научными методами мышления, а побуждение к «хорошим поступкам». Именно поэтому иудаизм устанавливает обязанности человека перед Б-гом и перед другими людьми».[8]

Сказанное выше в полной мере соответствует существующему в российском еврейском образовании положению. Учитывая общий кризис, в котором пребывает в настоящий момент российская образовательная система, последний подход выглядит наиболее подходящим и универсальным для всех форм еврейского образования. Подобным образом мыслят и авторы пособия «Еврейская этика в школе»: «Нам представляется, что только наглядная демонстрация актуальности иудаизма и еврейских традиций вернет престиж преподаванию еврейских дисциплин».[9] Сегодняшнюю задачу еврейского образования мы бы сформулировали так: освоение на еврейском материале моральных ценностей и норм формирование желания постигать эти нормы.

Первый тематический выпуск Ресурсного центра – это приглашение к диалогу. Начало диалогу положено беседами с людьми, так или иначе связанными с еврейским образованием в Петербурге и Москве. Наши собеседники размышляют над проблемой нынешнего состояния и содержания еврейского образования. Вопросом, к которому мы неизбежно приходили, было: что делает образование еврейским?

Реувен Куравский, завуч еврейского цикла и педагог московской школы «Месивта», отмечает три составляющих еврейской школы: еврейские дети, еврейские предметы, ценностный подход в преподавании любых предметов. Куравский отмечает две важные особенности современного еврейского образования, делающего его уникальным: это направленность не только на воспитание детей, но и родителей и большой энтузиазм, присущий еврейским педагогам.

Ольга Жебровская, доцент Кафедры психологии и педагогики личностного и профессионального развития СПбГУ и учитель географии, в своей статье, написанной очень лично, с теплым отношением к Новой еврейской общинной школе, в которой она преподавала географию, отмечает особую обстановку, царившую в школе. Эти впечатления передают опыт человека, пришедшего в еврейскую школу извне и только здесь – в школе – контактирующего с евреями и их культурой. Воспоминания Жебровской о еврейской школе имеют историческую ценность, поскольку этой школы уже нет. Но в этом частном опыте проявляются проблемы, характерные для многих еврейских школ и в этом их ценность практическая.

Дмитрий Файнерман, психолог, много лет работающий в самых разных программах «Адаин Ло», включая Новую еврейскую общинную школу, считает, что особенность еврейского подхода к воспитанию ребенка заключается в неизменном уважении к личности ученика и родителя. По его мнению, светская еврейская школа должна включать два компонента: еврейских детей и педагогов и еврейские предметы. При этом наиболее удачной моделью привнесения еврейских элементов в жизнь современных ассимилированных семей является еврейский семейный лагерь.

Леонид Розенгауз, воспитанник «Адаин Ло» и выпускник еврейской школы, а ныне сотрудник «Адаин Ло», согласен с Д. Файнерманом в том, что именно лагеря, а не школа, способствуют формированию положительного «еврейского» опыта у подростков.

Зоя Колтон, сотрудник Российского еврейского конгресса, считает, что еврейской школу делает набор дополнительных «еврейских» предметов. От других национальных школ еврейские отличает контингент – в основном еврейский по составу. Противоречия между еврейскими школами и лагерями не существует – каждый решает свои задачи и имеет свою аудиторию.

Валерий Столов, директор петербургской еврейской школы «Менахем», развивает в своей лекции тему новой стратегии еврейского образования в контексте динамично изменяющегося современного мира. В еврейской школе не обязательно должны учиться исключительно еврейские дети. Школа должна уважать выбор родителей, а родители – порядки школы. Основным потенциалом еврейской школы является еврейская религиозная традиция с оформленной парадигмой взаимодействия учителя и ученика, сохраняющей свою актуальность. Школа должна приложить все усилия к тому, чтобы учителя сами стремились приблизиться к этой традиции, стремясь почерпнуть в ней силы и идеи для спокойной работы.

Евгения Львова, директор «Адаин Ло», и Мария Шварц, директор Ресурсного центра, беседуют о возникновении и идеологии еврейских детских садов и лагерей, анализируют сегодняшнюю ситуацию.

Евгений Марьянчик, автор и руководитель ряда проектов в области преподавания современного иврита, в своей статье, адресованной в первую очередь израильским коллегам, участвующим в развитии образования в СНГ, излагает свое видение системы еврейского образования на постсоветском пространстве, какие проблемы имеются на сегодняшний день и как их можно преодолеть.

В выпуск вошли также три авторские статьи по истории еврейского образования со времен Танаха и до Нового времени, написанные в виде учебных курсов для интернет-олимпиады «Эрудаика» сотрудником Еврейского университета в Иерусалиме Ури Гершовичем и его коллегой из Европейского университета в Санкт-Петербурге Александром Львовым. В этих статьях впервые последовательно рассказывается о еврейском образовании в его историческом развитии до XX века.

Мы надеемся на продолжение обсуждения затрагиваемых в наших материалах вопросов на сайте Ресурсного центра и в рамках специальных тематических встреч, семинаров и форумов.

 



[1] Visions of Jewish Education / S. Fox, I. Scheffler, D. Marom (eds.). Cambridge Univ. Press, 2003. p. 8. Думается, что в обсуждении данного вопроса не стоит, как раньше, отвергать опыт западных и израильских коллег. Сегодня, спустя более двадцати лет после распада СССР, мы невольно воспроизводим некоторые модели, известные на Западе (см. Таир У., Левин Г. Еврейская этика в школе. Методическое пособие для учителей старших классов. Книга 1. Иерусалим, 2011).

[2] Дворкин И. Пути развития еврейского образования в СНГ//Еврейская школа, 1-2 (1994). С. 13

[3] Львов А. Наше «сегодня» в истории//Новая еврейская школа, 4 (1999). С. 6

[4] Там же.

[5] Росенак М. Обучение еврейским ценностям. Концептуальное руководство. Центр еврейского образования в диаспоре им. Мелтона при Еврейском университете в Иерусалиме, 1994 (перевод с англ.). с. 31

[6] Там же, с. 32

[7] Там же, с. 33-34

[8] Там же, с. 39

[9] Таир У., Левин Г. Еврейская этика в школе. Методическое пособие для учителей старших классов. Книга 1. Иерусалим, 2011. с. 21 (http://www.lookstein.org/russian/etica.php)