Вход


Регистрация

Забыли пароль?
Завершен проект «Самбатион»
Завершен проект «Самбатион»
Просьба заполнить форму опроса для подготовки ДЕЗ 2022
Просьба заполнить форму опроса для подготовки ДЕЗ 2022
Финишировал XIV сезон олимпиады по иудаике «Эрудаика»
Финишировал XIV сезон олимпиады по иудаике «Эрудаика»
Завершился второй поток дистанционного курса «Еврейский фольклор»
Завершился второй поток дистанционного курса «Еврейский фольклор»
Онлайн-проект «Три мудреца - В поисках смыслов» продолжается
Онлайн-проект «Три мудреца - В поисках смыслов» продолжается
Все эпизоды подкаста «Еврейские сказки и притчи на каждый день»
Все эпизоды подкаста «Еврейские сказки и притчи на каждый день»

Еврейское письмо

Еврейское письмо, как и письмо многих других семитских народов (финикийское, угаритское, арамейское, сирийское, арабское и других), является в своей основе консонантным, то есть передающим согласные звуки. Удобство консонантного письма для семитских языков объясняется тем, что в этих языках согласные несут словоразличительную функцию, в то время как гласные выполняют преимущественно грамматическую роль, то есть служат для различения словоформ, которое во многом подсказывается контекстом.

В основе орфографии иврита лежат три принципа:

  • этимологический: написание сохраняется, несмотря на фонетические изменения, которые слово или корень претерпели на протяжении веков;
  • фонетический: каждая согласная фонема обозначается одной буквой, если это не противоречит этимологическому принципу;
  • морфологический: единое написание морфемы вне зависимости от позиционных изменений звучания.

Еврейское письмо развилось из раннесемитского консонантного акрофонического алфавита, который первоначально не отражал гласных. Однако уже с IX века до нашей эры евреи, моавитяне и арамеи начали использовать консонантные знаки для указания на долгие гласные: ו — для [u:] и [о:], י — для [i:] (реже [е:]) и ה в конце слова (в арамейском א) — для указания на наличие конечного гласного. Эти буквы в указанной функции получили в иврите название имот hа‑криа, буквально «матери чтения». Удобство такой записи объясняется тем, что древние долгие гласные могут выступать в качестве элемента корня и таким образом наряду с согласными играть словоразличительную роль. В древнейших надписях имот hа‑криа употребляются весьма скупо. В каноническом тексте Библии гласные [u:], [о:] и [i:] обозначаются более систематически, чем [е:]; однако все же далеко не последовательно (так, например, имена דוד — Давид и משה — Моше пишутся без ожидаемых י и ו соответственно). Со временем употребление имот hа‑криа становится систематическим (за редкими исключениями, в том числе в тех же именах), а после утраты фонемического противопоставления долгих и кратких гласных в иврите (как и в арамейском и сирийском языках) в I тысячелетии нашей эры имот hа‑криа ו и י используются также и для обозначения соответствующих кратких гласных: ו — для [u] и [о], י — для [i].

С изменением норм произношения иврита и вследствие превращения арамейского языка в язык повседневного общения евреев Ближнего Востока возникла потребность фиксации нормативного произношения Священного Писания. Сходная ситуация возникла также в сирийском языке (у ближневосточных христиан), у самаритян и арабов. В IX–X веках в этих семитских языках были разработаны системы обозначения гласных звуков с помощью особых знаков огласовки соответствующих консонантов. В иврите такие знаки получили название некудот (буквально «точки»), а системы обозначения огласовки — никуд. Были разработаны три системы никуда: эрец-исраэльская (палестинская), вавилонская и тивериадская, или масоретская. Последняя была наиболее детальной и со временем вытеснила две другие. Следует отметить, что три указанные системы отражают различия в произношении, сложившиеся на основе различных диалектов арамейского языка, служившего в этот период разговорным языком евреев, — произношение, принятое в Иудее, у евреев Вавилонии и в Галилее соответственно.

Системы огласовки в еврейском письме

 

 

 

В вавилонском произношении иврита исконные гласные [а] (краткий [а], масоретский патах) и [ε] (открытое [е], масоретский сеголь) совпали в одном гласном (реконструируемом как [ä]), в обоих же диалектах Эрец‑Исраэль различие [а] и [ε] сохраняется. Древний долгий [а:] (камац-гадольпатах), который перешел в [ä], в тивериадском (галилейском) претерпел огубление и перешел в [ɔ] (открытое [о]), совпав с исконным [ɔ] (так называемый камац‑катан), и именно поэтому библейским [а:] и [ɔ] соответствует один знак (камац) в тивериадской огласовке. В произношении Иудеи исконный долгий [а:] отличался, судя по эрец‑исраэльской системе знаков огласовки, как от краткого [а], так и от исконного [ɔ] (совпавшего, видимо, с исконным [о]). Судя по традиционному произношению евреев Испании и большинства арабских стран, восходящему к произношению Иудеи и не различающему рефлексов исконного [а:] и [а], отражения этих двух фонем в Иудее были близки, поэтому можно думать, что исконный [а:] пережил в Иудее легкое огубление (обратился в [ä]) и сохранял отличие от исконного [а] обе эти фонемы совпали. Ашкеназское же различение камаца ([о] в Литве, [u] в Польше и на Украине) и патаха (сохраняющегося как [а]) объяснимы историей средневерхненемецкого языка, где [а] открытого слога удлинился в [а:] (откуда в идиш [о] и [u]) — не только в случае камаца, который обычно был в открытом слоге, но и в патахе открытого слога (לְהַכְעִיס [lehax‘i:s] > [lehá:xes] > идиш [af culóxes], [af cilúxes] «назло», תַּחַת [táḥaṯ] > [táxas] > [tá:xas] > идиш [tóxes], [túxes] «зад»). В раввинистической и литургической традиции ашкеназских евреев средневековья этот средневерхненемецкий [а:] (идиш [о], [u]) был ассоциирован с тивериадским знаком масоретской традиции) в вавилонском произношении сократился в [а], но не совпал с исконным кратким [а] (

Тивериадская система имеет знаки для различения двух согласных, обозначаемых той же согласной буквой ש: в случае שׁ — [Š], а שׂ указывает на согласный [S] позднего иврита, восходящий к латеральному [Ś] древнего иврита. В тивериадской системе есть знак дагеш (точка внутри буквы: לּ, מּ и почие), который служит для указания на долготу (удвоение) согласного, а в буквах ב, ג, ד, כ, פ, ת, в начале слова и после согласного — для указания на их смычное произношение; после гласного в тех же шести буквах дагеш несет обе функции. Щелевое произношение этих согласных ([ḇ], [g̱], [ḏ], [ḵ], [p̱], [ṯ]) в огласованных текстах обозначается отсутствием дагеша, а также может передаваться малоупотребительным знаком рафе (черта над буквой). Точка — мапик — внутри ה указывает на некогда произносимое ה [h] в конце слова, тогда как конечная буква ה без мапика и без знака гласного не произносилась и в древности: сравним יַלְדָּהּ [yaldåh] «сын» и יַלְדָה [yaldå] — «дочь».

Помимо знаков огласовки тексты Библии, кроме синагогальных свитков Пятикнижия, не имеющих ни того, ни другого, снабжены так называемыми акцентами — знаками препинания, указывающими на структуру фразы, границы словосочетаний, связь слов в словосочетании и отчасти на место ударения и степень ударности слогов, а также, видимо, выполнявших функции знаков кантилляции (напевов, характера рецитации и прочее). Знаки акцентов есть во всех трех системах огласовки. Тивериадская огласовка различает две системы акцентов: одну для большей части Библии, а другую для книг Иов, Притчи и Псалмы. Первая из них насчитывает 29 знаков, вторая — 17. Особенно важны присутствующие в обеих системах знаки «соф пасук» или «силук», указывающий на конец предложения и на особо сильное ударение последнего ударного слога, и «этнах», указывающий на конец интонационно-смысловой части предложения и одновременно на сильное ударение последнего ее ударного слога.

В текстах за пределами Библии, например, в Мишне и других частях Талмуда, в мидрашах, в документах, переписке, надписях и прочих, практикуется иная орфографическая система. Она называется כְּתִיב מָלֵא ктив мале («полное письмо»): в ней знаки огласовки отсутствуют, но очень широко используются имот hа‑криа, часто указывающие на гласные независимо от их этимологической долготы или краткости.

Буква י указывает на гласный [i] (מידה — масоретское מִדָּה «мера», כיוון масоретское כִּוֵּן «направлял»), реже на [е] (עבירה — масоретское עֲבֵרָה «проступок») и еще реже встречается на месте [ε] (חירתה — масоретское חֲבֶרְתָּהּ «ее подруга).

Буква ו указывает на губной гласный: [u] (מקובל — масоретское מְקֻבָּל «принят(ый)», לוקט — масоретское לֻקַּט «собран (ный)») и [о] (כובד — масоретское כֹּבֶד «тяжесть), а также встречается на месте гласных [ɔ] (камац‑катан) и [ɔ̌] (хатаф‑камац) тивериадской традиции (גובהן — масоретское גָּבְהָן «их высота»).

Буква א, которая в библейском иврите иногда не произносилась и писалась по этимологическим причинам (רֹאשׁ [ro:š] < ra:š < ra’šu «голова», רָאשִׁים [ra:ši:m] «головы», מָאתַיִם [ma:táyim] «двести»), теперь (отчасти под влиянием арамейской орфографии) используется для гласных [а] и огубленного [å] (восходящего в произношении Иудеи к древнему [а:]).Особенно часто א пишется в конце заимствованных слов, не только арамейских, но также латинских и греческих (טבלא — иудейское [ṭaḇlå] «дощечка для письма» < латинское [tabula], הגמוניא — иудейское [hegmonya] «власть командующего, консула» < греческое [he:gemonia]). Сохраняется и конечное немое ה библейского правописания. Для того, чтобы отличать на письме согласные [W] и [Y] от имот hа‑криа ו и י, применяют двойные буквы וו для [W] и יי для [Y], например, וורד  — «роза», חייט — «портной», נייר — «писчий материал». По аналогии с библейским окончанием יָו — [á:w] употребляют ו в значении иудейского [åw] в конце слов: עכשיו (иудейское [‘aḵšåw]) — «теперь».

В наше время в Израиле продолжают существовать два функционально распределенные правописания:

  1. Огласованное правописание (с никудом), которое употребляется в текстах Библии (но не в синагогальных свитках Пятикнижия, где система написания древняя, но огласовок нет) и молитвенниках, в поэзии, в большинстве словарей, в книгах и газетах для детей и новых репатриантов. Отдельные знаки огласовки спорадически применяются также в случаях необходимости точно обозначить гласные в имени собственном, редком или иностранном слове или во избежание двусмысленности (פֵרות [perót] «плоды» и פָרות [parót] «коровы»).
  2. Неогласованное правописание (без никуда) с широким применением имот hа‑криа. Восходит к традиционному ктив мале мишнаитской и средневековой еврейской письменности.

Это правописание никогда не было строго упорядоченным. В 1970 году Академия языка иврит приняла кодекс орфографических правил для этого правописания, призванный упорядочить и рационализировать этот вид письма. Правила эти сводятся в основном к следующему:

  • буквы פ, כ, ב в значении [b], [k], [p] следует писать всегда с дагешем (точкой внутри): פּ, כּ, בּ. Буквы פ, כ, ב без дагеша означают [v], [x], [f]. Буква ש в значении [s] пишется как שׂ, в значении же [š] — как ש без диакритики;
  • все слова, содержащие в традиционном огласованном письме имот hа‑криа, сохраняют их и в орфографии неогласованного письма;
  • гласный [u] всегда обозначается буквой וּ;
  • гласный [о], обозначаемый в огласованном письме знаком холам (надстрочная точка левее буквы), следует передавать буквой וֹ (исключения: לא [lo] «не, нет», צאן [con] «овцы и козы», ראש [roš] «голова», שׂמאל [smol] «левый», כּה [ko] «столь», פּה [po] «здесь», איפה [eyfó] «где» и другие). Гласный [о], обозначаемый в огласованном письме знаком камац-катан, не чередуясь с холамом, не обозначается (אמנם [omnám] «однако»). В сопряженном состоянии слова כּל [kol] «весь, все», гласный не обозначается;
  • гласный [i] передается буквой י, если не находится в неконечном закрытом слоге: שׂיחה [siḥa] «беседа», מדיני [medini] «политический». Причем удвоенный дагешем согласный, уже не произносимый как долгий в разговорном стандарте), приравнивается к простому. В неконечном закрытом слоге [i] не передается: שׂמחה [simḥá] «радость», תשמוֹר [tišmór] «будешь хранить», מכתב [mixtáv] «письмо». При этом шва‑на рассматривается как гласный шва, и в слоге перед ним י пишется — דּיבּרוּ [dibrú] «говорили». Даже если в данной форме слова слог закрыт, но в основной его форме, открыт, буква י пишется. Не пишется י в производных формах имен, где в основной форме [i] нет: לבּי [libi] «мое сердце» от לב [lev] `сердце`, צדוֹ [cidó] «его сторона`» от צד [cad] «сторона», עזים [‘izím] «козы» от עז [‘ez] «коза». Есть и еще несколько исключений: не пишут י в предлогах и союзах אם [im] «если», עם [‘im] «с», מן [min] «от, из», в словах הנה [hiné] «вот», מלה [milá] «слово» и некоторых других;
  • гласный [е] в середине слова не обозначается буквами, за исключением случая, где историческое цере [е:] выступает вместо [i] в результате так называемого заместительного продления (перед ה, ע, א, ר, не подвергающихся удлинению в моделях формо- и словообразования, требующих [i] и долгого [удвоенного] согласного): בּירך [beréx] «благословил» вместо [birréḵ] в глагольной породе pi‘él, תיאכל [te’axél] «будет съедена», סירו [serúv] «отказ», חירש [ḥeréš] «глухой»;
  • ввиду наличия букв וּ и וֹ буква ו для обозначения согласного [v] не пишется удвоенно (вопреки сложившейся практике): следует писать תוים [tavím] «знаки», «ноты», а не תווים. Однако в наиболее кратких словах וו [vav] «крюк», צו [cav] «приказ», קו [kav] «линия» и תו [tav] «знак» обозначают [v] простым ו;
  • буква י для обозначения согласного у удваивается в середине и конце слова, если рядом с ней нет имот hа‑криа (включая ה немое): בּניין [binyán] «постройка», «здание», רגליים [ragláyim] «ноги», צייר [cayár] «художник», но не удваивается рядом с имот hа‑криа: קיום [kiyúm] «существование», יהיה [yihyé] «будет», בעיה [be‘ayá] «проблема». Кроме того, י не удваивается в существительных типа בית [báyit] «дом», קיץ [káyic] «лето», в словах לילה [láyla] «ночь», מים [máyim] «вода», שמים [šamáyim] «небо», а также в словах אולי [uláy] «может быть», מתי [matáy] «когда».

Помимо букв ו и י, в качестве имот hа‑криа в современном ивритском письме применяется и буква א. Она иногда служит для обозначения гласного [a] в недавних заимствованиях из европейских языков и в иностранных именах собственных, преимущественно в ударных слогах: מודאלי [modáli] «модальный», כוראל [korál] «хорал», וואשינגטון [wášington] «Вашингтон», איראני [iráni] «иранский», а также в арабских словах и именах собственных на месте арабского долгого [а:] וואדי [vádi] «вади, овраг, долина», סאדאת [sadát] «Садат».

Состав букв еврейского алфавита почти не изменился с древности. Появились лишь сочетания букв с диакритикой (гереш, апостроф) для передачи новых согласных, внедрившихся в иврит в составе иностранных слов: 'ג [j] (дж), 'ז [ž] (ж), 'צ [č] (ч). Согласный [p] в конце слова записывается обычной (не конечной) буквой פ (в огласованном письме — פּ). Звуковое значение букв отражает фонетические изменения в истории иврита:

  • ב и פ (без дагеша) означают уже не двугубные щелевые [ḇ] и [p̅], а губно‑зубные [v] и [f], и буква ו в качестве согласного передает уже не двугубный [w], а тот же [v];
  • כ без дагеша передает уже не велярный щелевой [ḵ] (как русское х), а более задний щелевой [х] (как ch в немецком noch «еще» и j в испанском José «Хосе»), слившись с ח;
  • ד, ת и ג имеют теперь всегда смычное произношение [t], [d], [g] (в отличие от ашкеназского синагогального произношения [и произношения в языке идиш], где сохраняется различие щелевого ת [s] и смычного תּ [t], например שַׁבָּת [šábes] «суббота», но תוׁרה [tójre] «Тора»);
  • צ, ק, ט утратили особое «эмфатическое» (глоттализованное) произношение и стали обычными глухими [t], [k] и [c] (ц), причем буква ט совпала по звучанию с ת, а ק — с כּ;
  • ח и ע сохранили исконную фарингальную артикуляцию [ḥ] и ‘ лишь в произношении части евреев восточных общин (и отчасти в официальной норме радио), но в общеизраильском стандарте эти фонемы утратили самостоятельность: ח совпало в произношении с щелевым כ [x], а ע — с א;
  • שׂ читается [s], совпав с ס.

Помимо букв и знаков огласовки, к элементам современного еврейского письма принадлежат цифры и иные логограммы, а также знаки препинания.

В еврейском письме применяются две системы обозначения чисел: традиционная еврейская и европейская — арабские цифры. В традиционной еврейской системе, восходящей к эпохе Второго храма, знаками чисел служат буквы, каждая из которых означает единицы (от 1 до 9), круглые десятки и круглые сотни:  

ק — 100 

י — 10 

א — 1 

ר — 200 

כ — 20 

ב — 2 

ש — 300 

ל — 30 

ג — 3 

ת — 400 

מ — 40 

ד — 4 

 

נ — 50 

ה — 5 

 

ס — 60 

ו — 6 

 

ע — 70 

ז — 7 

 

פ — 80 

ח — 8 

 

צ — 90 

ט — 9 

 Другие числа обозначаются сочетанием букв по принципу сложения: יא — число 11 (10+1), יב — число 12 (10+2), קכ — число 120 (100+20) и так далее. Во избежание стечения знаков, напоминающее табуизированное религией имя Б‑га (יהוה), число 15 обозначается как טו, то есть 9+6, а 16 — как טז, как  9+7. Тысячи могут обозначаться знаками для единиц, например, при полном написании дат еврейского календаря: ה׳תשנ״ג означает 5743. Числообозначения еврейской системы читаются обычно не как имена числительные, а как названия букв: כיתה י״א [kitá yod-álef] «XI класс», יום׳ג [yóm gímel] «вторник», то есть третий день. Также они могут читаться как слова, составленные из букв для дат: שנת תשנ״ב [šnát tašnáv] 5752 год еврейского летоисчисления. При обозначении годов буква для тысяч обычно опускается תשנ״ב.

В наше время традиционная еврейская система применяется лишь при обозначении дат (годов и дней месяца) еврейского календаря, в нумерации глав и стихов священных книг, а также при обозначении порядкового номера в замкнутых системах (номера классов в школе, дней недели, нумерация томов книг и журналов). За пределами этих узких сфер применяется европейская система цифр — так называемые арабские цифры, получившие распространение у евреев вместе с развитием светской прессы в середине XIX века. В современном ивритском письме применяются кроме цифр и иные международные логограммы: %, §, $ и так далее.

Знаки препинания в современном ивритском письме  в основном являются европейского происхождения и включают точку, запятую, двоеточие, точку с запятой, вопросительный и восклицательный знаки, скобки и прочее. В еврейском письме, подобно английскому и французскому, знаки препинания менее жестко детерминированы формальными синтаксическими правилами, нежели в русском и немецком языках. Из традиционной еврейской пунктуации сохранились лишь знаки, совпадающие с европейскими: пробел между словами, знак мака́ф, или маке́ф [־], по форме и функции сходный с европейским дефисом, а также знаки гереш ['] и гершаим [''), оформляющие аббревиатуры ('ע вместо עמוּד [am (m)úd] «страница», ד״ר вместо דוקטור [dóktor] «доктор»), буквы в числовом значении (יום׳ד [yóm dálet] «среда», פרק כ״ד [pérek kaf-dálet] «глава 24») и прочее.

По материалам сайта www.eleven.co.il